Евстафьев о смыслах развития будущей России

Наблюдаю резкую активизацию дискуссий о смысле нашего развития, развития страны. Выходят интереснейшие книги, до которых всем раньше было пофиг, (например, написанная еще в 1989 году книга Дэвида Харви про постмодерн), а главное — их покупают и читают, люди спорят о роли финансовых стимулов и финансового управления в развитии реального сектора (ипотека и прочее), мы перешли от разговора об информационных войнах, через дискуссию о «ментальной войне», к пониманию того, что против нас ведется война «социальная», вернее — социо-информационная. Ребята, очень хорошие, правда, не буду показывать пальцем, но искренне считавшие, что только они могут вменяемо обсуждать 6-й технологический уклад начинают сталкиваться с конкуренцией. Хотя, конечно, ещё в лидерах и еще долго будут, потому что наработанный опыт никуда не пропьёшь.[…]

[…] Мы незаметно – особенно для нашего начальства, явно заигравшегося в «стабильность» и выживальщичество — вошли в дискуссию о том, кто мы, Россия, есть? Кто мы, в грядущей геополитической игре, где нам (в отличие от 1991 года) место не гарантировали. Тогда Российская Федерация и СНГ, где она имела влияние, были вполне устраивавшими Запад форматами утилизации советского наследства. Теперь нам, увы, нечего утилизировать. А главное — зачем мы там? Зачем Россия России и зачем Россия миру? Это вопросы, без ответа на которые нам вряд ли будет суждено играть какую-то роль после 2050 года. Я, конечно, не доживу, но все же. Надо оставить детям великую страну, а не лоскутный набор территорий.

Образ будущего становится все более сложным и противоречивым, а не плоским как раньше. Собственно, каким он и должен быть — развитие мира нелинейно и всегда асимметрично, хотя бы по причине разноскоростного освоения новых технологий в разных отраслях человеческой деятельности. Благостный мир без противоречий, колокольным звоном окрест и чаепитием в Мытищах, существует только в умах людей стремящихся загнать нас в архаику, которая в современных условиях есть сперва — социальная, затем — экономическая, а, в конце концов — геополитическая резервация, где мы будем догнивать наш век. Вернее, полвека. […]

[…] Будущий мир будет миром яростной борьбы, причем не только борьбы информационной и идейной, но борьбы «на поле». Вызов пространственности нового мира стоит не только перед американцами (для них он обостряется особенностями внутренней ситуации). Он стоит и перед нами, поскольку мы тоже в значительной мере продвинулись в сторону этого самого постпространственного мира, хотя и не всегда осознаем, насколько.

Лёгкий пример, тоже всплывший в процессе нынешнего интеллектуального «всплеска»: попытка и дальше продавливать концепцию «ужимания городов», ставшая даже на Западе вчерашним днём. Если кто не знает, составной частью этого подхода является формирование и последующая политическая, а затем и социальная маргинализация «прекариата», нового «опасного» класса, которому тоже, блин, оказывается почти нечего терять. На Западе уже давно обсуждаются сильно иные подходы к преодолению «ловушки мегаполисов», в условиях возвращения к пространственному миру только обостряющейся.

Если кому-то интересно мое мнение, то посоветовал бы подумать о модели «большого гибридного постиндустриально-индустриального Донбасса» и достать с книжных полок (кстати, начинают издавать, что тоже симптом) довоенные сталинские концепции переустройства региона, его переформатирования и создания нового его эстетического образа. Вот о чем надо подумать, говоря о будущем крупных агломераций и моногородов. […]

[…] Вызов перехода к новому миру, который еще долго будет сочетать в себе черты пространственности и постпространственности, требует очень серьёзного осмысления и переосмысления. Он требует глубокой и серьезной дискуссии. И здесь, конечно, вопрос: а способна ли нынешняя система политического управления перейти от привычных PR-аттракционов к содержательной дискуссии. Готова ли она хотя бы начать воспринимать содержательный диалог, а не только отчеты о достигнутых медийных успехах, о том, как «продвинули», как «обозначили позиции», как «использовали площадку»? Нет у меня ответа. Ибо, повторюсь, степень даже чисто медийно отработки последних событий в жизни страны со стороны «кремлевских рупоров» угрожающе бездарна. И публицистическое остроумие уже, увы, не спасает.

Дмитрий Евстафьев — https://www.facebook.com/dmitry.evstafyev.9

1 комментарий

У этой записи один комментарий

  1. Виталий Корнеев

    При всём при том остаётся надежда на то, что многое готовится в неявной форме. В нынешнем окружении открыто декларировать о своих шагах было бы слишком опрометчиво: «школа» не та. Есть большое количество непубличных ноократов. Это не отменяет полезность открытых дискуссий.

Добавить комментарий